Африканская маска

Маска… знакомое слово. Когда же она появилась? Античный театр? Или, может быть, Древняя Русь, представления бродячих ско­морохов? И первое и второе. Толь­ко везде история у маски была собственная.

Сахара. Четвертое или третье тысячелетие до нашей эры. Пусты­ни еще нет, она появится позже, неумолимо пойдет на цветущую саванну, засыплет песчаными бу­рями, превратит зеленый ковер в ровную поверхность, покрытую квадратиками потрескавшейся глины. Здесь жили племена охот­ников и скотоводов. Они умели разрисовывать скалы: многоцвет­ные фрески сохранились и поныне в Тассилин-Аджере, Феццане, Джаббарене и других районах пустыни. И вот — рисунки первых масок, нанесенные на скалу в Сафаре толстым слоем цветных глин.

Люди в личинах — на скалах и в Тассили. Высота изображений около метра. Есть и женщины в масках — сегодня такого в Афри­ке не увидишь. Видимо, у древних сахарских пастухов были другие обычаи. Исследования, проведен­ные этнографами, позволили уста­новить, что художники, создавав­шие эти творения, испытывали влияние культуры Древнего Египта и Средиземноморья. Но замет­ны и элементы чисто африканского стиля, и в масках они наиболее сильны. Это смешение понятно: Сахара в те времена была перек­рестком между Африкой и средиземноморским миром, и искусство её жителей впитало культуру многих племен и народов.

Маски известны далеко не всем народам Африки. Их распространение ограничено. Это главным образом западная часть континента. А вот народы Восточной Африки личин не знали, за исключением племени маконде в Северном Мозамбике и Южной Танзании. Правда, некоторые народы Юго-восточной Африки применяют в обрядах ряжение, но оно очень скромно и состоит в основном из жгутов соломы.

Какие материалы брались для изготовления масок? Дерево, кость, металлы, кожа, перья, растительные волокна, рога, раковины, бусы, разноцветные красители. И все это использовалось с большим вкусом. Рассматривать эти произведения искусства в музее или на репродукциях недостаточно. Там они производят не то впечатление, на которое рассчитаны.

Действительно, вдумайтесь: аф­риканцы не воспринимают личин отдельно. Они надеты на живых людей, которые не стоят на месте.

Весь набор маскарадных средств — от наголовника до бах­ромы одеяний, украшений-погре­мушек — рассчитан на мелькание. Пусть будет медленное шествие или головокружительная пляс­ка — маска живет, движется под звуки барабана. А иногда — так задуманы некоторые маски народ­ности сенуфо из Республики Берег Слоновой Кости, представляющие гиену или бабуина,— личина мо­жет выплюнуть трут: воображае­мый огонь, который горит во рту священного животного.

Главная сила воздействия маски на сознание окружающих — в личности ее носителя. Африканцы свято верили и верят, что в маске воплощается дух умершего пред­ка или какой-нибудь стихии, на­пример воды. Конечно, зрители догадываются, кто скрыт под ли­чиной, но эмоциональное напряже­ние во время церемонии заставля­ет верить: да, действительно она воплощает тот или иной образ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.