Антишоковая терапия интерьера к 1 сентября

Скоро осень. Эта фраза — не дань депрессивному складу ума жителей мегаполиса, а предупреждение родителям будущих первоклашек, у которых в этом году настанет совсем новая пора. От того, как они в нее войдут и что будет сопровождать их в пути, во многом будет зависеть вся их дальнейшая жизнь.

Нацеленность на учебу и способности к освоению знаний — это качества не только врожденные. Развить их можно и у детей, на первый взгляд не блещущих талантами. Впрочем, и вундеркинды порой нуждаются в поддержке. Проявление терпения, умение без занудства контролировать и превращать занятия в игру — это не все, что может явить миру заинтересованный в обучении чада родитель.

Один из очень важных в этом многотрудном деле моментов — создание благоприятной для юного ученика обстановки. Не только моральной, но и вполне физической. Да-да, речь пойдет именно о комнате, в которой ребенку предстоит жить и заниматься.

Существуют миллион и один способ превратить помещение шести-семилетнего ребенка в образцово-показательный кабинет. Такие ячейки для ударного ученического труда представлены во множестве каталогов мебели, в больших специализированных магазинах и в мебельных бутиках.

То, что можно увидеть там, зачастую прекрасно, но, по сути, является игрушкой для заботливого и не обремененного денежными проблемами взрослого. Иногда, правда, встречаются среди комнатных гарнитуров вполне подходящие для детского восприятия. Но это лишь оправа: наполнение придется искать и создавать совместно с ребенком.

Кстати, в идее полной перемены быта к первому сентября имеется очень существенный изъян. Школа для ребенка — это и так совершенно новая, неизведанная жизнь, в которую его окунают вне зависимости от его желания. И каково бы ни было его отношение к этой кардинальной перемене, она все равно шок.

Переживание шока — вещь сложная, болезненная и длительная. Самая серьезная помощь в этом процессе — крепкий тыл за плечами. Во-первых, это добрые отношения в семье. Родители, всегда оказывающиеся на месте и приходящие на помощь при возникновении любого конфликта или затруднительного положения. А таких положений в жизни первоклашки случается масса.

Но не последнюю роль в создании тыла играет и интерьер. Исчезновение привычной, обжитой и безопасной детской комнаты и возникновение на ее месте пусть прекрасного, но на первых порах совершенно чуждого кабинета не может не вселять тревогу. Даже если этот кабинет безумно понравился, обрадовал и заинтересовал.

Лучше, если рабочее место ученика появится не «вместо», а внутри детской и пока лишь займет один из ее углов. Может быть, это будет место у окна, а возможно, обоснуется вне ее стен: например, как маленький кусочек кабинета кого-то из взрослых. Особенно если родитель проводит в своем кабинете много времени и в семье привыкли считать эту территорию значимой и уважаемой.

Но в любом случае (даже если рабочее место расположится вне ее стен) в детскую следует привнести некоторые перемены. Оговоримся сразу: они не украсят быт ребенка, но смогут помочь в том, что с сентября станет на десять-одиннадцать лет главным его делом. Речь идет о «наглядных пособиях».

Многие взрослые помнят висящие на стенах классных комнат листы бумаги с написанными на них правилами грамматики и арифметики. Как бы глупо они ни смотрелись в интерьере, не стоит забывать, что девяносто процентов информации нам приносит зрение. И не только через чтение книг и тетрадей. Тем более что уже давно доказано: даже грамотность не напрямую зависит, а иногда и вовсе не зависит от количества прочитанной литературы.

Гораздо быстрее и крепче запоминаются не вычитанные из учебников правила, а постоянно находящиеся перед глазами. К примеру, нарисованные на листе и висящие на стене детской «ЖИ – ШИ» и «ЧА – ЩА» (особенно, если «А» и «И» выделены красным цветом) навсегда лишат вашего отпрыска даже слабой надежды на употребление в соответствующих случаях «Ы» и «Я». То же самое можно проделать с заговоренными для многих наших сограждан «-ТЬСЯ» и «-ТСЯ», предварив их крупно написанным вопросом-подсказкой «что делатЬ?» и «что делается?». Опять же алфавит и таблица умножения, расположенные так, чтобы взгляд ребенка падал на них как можно чаще, помогут первоклашке свыкнуться с мыслью об очередности букв и загадках математики.

При этом не стоит прямо с первого сентября увешивать все стены в комнате ребенка политическими картами мира, звездного неба и Пунических войн. Все должно происходить постепенно. И было бы хорошо и правильно писать эту наглядную настенную агитацию «за грамотный быт» совместно с ребенком. Пусть буквы получатся не столь ровными, зато у ученика перед глазами будут висеть не чуждые враждебные слоги из неизвестного слова, а плоды своего труда.

Вообще-то, переоценить важность и полезность наглядных пособий в жизни ребенка невозможно, а поле для их применения безгранично. На нем могут цвести исключения из правил русского языка, английские неправильные глаголы вкупе с английским же алфавитом (или правила другого иностранного языка, который ребенок будет учить), правила сокращенного умножения и многое другое. Главное — вовремя заменять старые, уже накрепко выученные, на новые.

Таким образом дело дойдет и до карт и таблиц по ботанике. Некоторые из полезных картинок провисят долго, а надобность в других отпадет довольно скоро. Не стоит перегружать знаниями стены одной комнаты. В вашем распоряжении есть еще дверь ванной и туалета, пара мест на кухне и в прихожей.

Существует риск, что, привыкнув к этим помощникам, висящим впритык друг к другу, ребенок почти перестанет их замечать. Но основное слово тут «почти». Хочет или не хочет человек, а свою обстановку он запоминает. Даже если она включает в себя правила и таблицы.

Если ваш ребенок уже не первоклашка, а в его комнате все еще нет специального уголка для серьезной работы и стены украшают не карты и правила правописания, а веселые картинки и полки с мягкими игрушками, не все потеряно.

Во-первых, возможно, вам повезло и вы стали родителем уникума, настолько тянущегося к знаниям, что, получив весной учебники на следующий год, этот прекрасный ребенок к осени уже знает их на зубок и, выделив из нового материала особо интересующие его вопросы, обложился соответствующей литературой и штудирует ее.

Во-вторых, даже если предыдущее предположение ошибочно, отношение к получению знаний, способность к их восприятию и к самостоятельной работе формируется не за один год. Окончательные навыки и расположения формируются к четвертому-пятому классам. Но даже абсолютно упущенные возможности можно частично восполнить упорным родительским трудом.

Тут существует широкий спектр способов, но сводятся все они к трем основным задачам: чтению, игре и работе с теми же «наглядными пособиями».

Татьяна Хейн «Собственник»
Постоянный адрес статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.