Да, пусть я раб, но я хочу на сцену!

Остановись мгновение! Куда летишь? Куда несёшься? В мифическое завтра? А где станция посадки? Вчера! Вчера, все билеты были уже проданы? Жаль. Я, как обычно, опоздал. Почему же не прозвенел будильник? Мне тоже надо добраться до завтра!

Что же теперь делать, а? Как жить? Когда же закончится эта жизнь в прошлом. Сколько уже можно страдать и мучиться, разрываясь на части. В прошлой жизни меня разорвали на части и растащили по кусочкам. До сих пор не могу собраться. И избавиться от страха.

А собираться надо, очень надо. Хочется уже понять, кто ты, пока все дома. Когда душа на месте. Пока ещё здоровье в порядке. Пока дух, свободен и спокоен. Пока личность, уравновешена и жаждет деятельности. Странно, но почему то не получается собраться в прошлом. Хочется уже переехать в двадцать первый век, в весну 2010 года. Домой, хочется…

Вероятно, во мне ещё есть страх, страх быть собой. Почему то ведь, хочется уехать, убежать в завтра? Почему то именно там, только в призрачном завтра, рисуются образы того, как всё должно быть. Как ты выглядишь, чем занимаешься. С кем живёшь. Где живёшь. Куда стремишься.

Все ответы давно получены. Пора всплывать, брат?! Шепчет черепаха, посланница вечности. Ей то, конечно некуда спешить. Всё при ней. А я, вот всю свою жизнь, ищу дом. Свой дом, дом моего папы Карло. Зачем он меня сотворил? Зачем? И почему я тогда в детстве, убежал из родного дома?

Просто увлёкся. Меня поразил тот театр, который приехал в наш город. Мне так понравился этот запах, запах свободы. Он исходил от них, от артистов. Только потом стало понятно, что все они просто марионетки. Но тогда, тогда, когда я увидел их первый раз, меня ничего не могло остановить.

Я тоже стану героем, сказал я себе. Обязательно, стану героем.

Это болезнь, это была болезнь сцены. Но кто бы тогда подсказал, что эта самая сцена сделает меня своим рабом. Рабом аплодисментов и оваций. А как текут слёзы, когда тысячи детских глаз горят в твоём зале, на твоём представлении.

Вы когда-нибудь переживали такое? Это невозможно забыть. Эта болезнь. Болезнь, смертельная. А я, я просто раб. Раб своего тщеславия. Кто-то говорит, что это плохо, неприлично. Нельзя так жаждать любви других. Это зависимость. Это убьёт тебя.

Оказавшись на дне. На самом дне души своей и жизни, было время перевести дух и подумать. Слава Богу, тут на дне, никуда не бежит время. Оно тут остановилось. Это как воздушная ниша в затонувшем корабле. Представляете? Там на дне, времени нет, но жить и дышать ещё можно.

Всё, я хочу! Хочу опять на сцену. Пусть я раб, пусть тщеславный. Пусть будет то, что будет.

Я больше не боюсь ни темноты, ни света. Всё, я готов… я выхожу…

Я выхожу на сцену…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.