Конфликты в подростковом возрасте — часть 3

Начало

В итоге поведение подростка, которое внешне выглядит как отрицание и обесценивание авторитетных взрослых, выглядит в глазах родителей как вызов. Контекст: «Я уже могу и хочу многое решать и делать самостоятельно. Пожалуйста, дайте мне такую возможность!» — читается как: «Я теперь главный! Будет так, как я скажу!».

В результате в семье начинается элементарная борьба за власть. На определенное поведение подростка следует абсолютно неадекватная реакция родителей. А дальше пошла цепная реакция: бунт подростка, бунт убеждает родителей в том, что они увидели его негатив. В итоге реакция родителей — непонимание того, что на самом деле хотел подросток.

Возникает порочный круг. Положение усугубляется тем, что обе стороны находят подкрепление безупречности собственной позиции в реально существующих обстоятельствах. Для родителей — это, например, забота о здоровье, безопасности и благополучии своих детей. Для подростка — убежденность в том, что он не собирается делать ничего дурного и предосудительного, но его не слышат, не понимают и не желают с ним считаться.

Все это может выглядеть примерно так:

Сын: «Мама! Я сегодня пойду на тусовку агрессив-роллеров и задержусь до одиннадцати. (Не нужно беспокоиться за меня. Со мной все будет в порядке!).»

Мать: «(Хм, до одиннадцати… С кем это он пойдет? И куда? Он уже не считает нужным даже спросить разрешения! Просто ставит меня в известность! Если так пойдет дальше, скоро он вообще заявит, что не придет домой ночевать!). А не рановато тебе до одиннадцати торчать неизвестно где? Чтобы в девять был дома! И, вообще, лучше заняться уроками!»

Сын: «Ну мама! Я уже обещал! (Как ты можешь со мной так поступать! Что скажут ребята! Я уже не маменькин сынок!).»

Мать: «Напрасно ты даешь такие обещания, не спросив взрослых! Мы еще поговорим об этом, когда придет с работы отец!»

Сын: «… (…! Зря я вообще ей сказал! Прав Серега! Предкам лучше ничего не говорить и все делать по-своему. Поорут и успокоятся!).»

Через пару недель… На часах — пол-двенадцатого вечера. Мать мечется от телефона к окну: «Господи! Наверняка случилось что-то ужасное! Он всегда предупреждает, когда задерживается!». Папа на кухне, нахмурившись, достает успокоительное. Раздается звонок… На пороге стоит сын…

Мать: «Слава Богу! Жив, здоров! (Какое счастье! С ним все в порядке!). Я думала, я с ума сойду! (О родителях даже не подумал! Вот они, эти компании и тусовки! Я так и знала! Во что он превратится, если так пойдет дальше!). Тебе только-только исполнилось пятнадцать, а ты уже начал шататься по ночам! В страшном сне не могла представить, что мой сын будет бездельником и алкоголиком, а там и до наркотиков не далеко!»

Это, разумеется, пример совершенно деструктивного взаимодействия между подростком и взрослыми. Происходит это, в первую очередь, в семьях, не сумевших по той или иной причине благополучно решить проблемы взаимоотношений, возникавшие на более ранних стадиях развития ребенка. Но и родители, строившие отношения с детьми и друг с другом на основе любви с открытыми глазами и творчески решавшие задачи, иной раз чувствуют себя обескураженными, столкнувшись с обострением вроде бы благополучно разрешенных конфликтов.

На самом деле, все то, чего родители сумели достичь раньше, все те качества личности, которые приобрел ребенок, никуда не исчезли. Не исчезла и любовь сына или дочери к родителям и потребность в родительском участии и поддержке, которая, кстати, стала еще более нужной и важной.

Продолжение…

Светлана Сушинских «НН-Мама.ру»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.