Крылья

КрыльяИнтересно, кто и когда придумал, что ездить на море нужно обязательно летом? Зимой оно ничуть не хуже, разве что немного холоднее. Зато вокруг не снуют толпы отдыхающих, и можно любоваться бесконечной синевой воды. Если, конечно, погода хорошая. А если нет, то можно встать на самой вершине крутого берега и смотреть, как волны разбиваются о причал.

В любом случае, зимой к морю лучше ехать в одиночестве, потому что думать удобнее без свидетелей. Когда мыслей в голове становится слишком много, надо только посмотреть на водную гладь, простирающуюся до самого горизонта, услышать, как волны нежно облизывают прибрежную гальку, и всё остальное станет неважно, уйдёт в самые дальние закоулки сознания и уляжется там на свои полки. Потом вернёшься к действительности, а решение уже найдено. Жаль только, что это не всегда срабатывает…

Я приехала на Чёрное море в январе. Одна. Нет, я не запуталась в собственных мыслях, их у меня вообще не было. Точнее, была только одна, и она заполняла собой всё сознание, грозясь разорвать голову на крохотные кусочки. У МЕНЯ БОЛЬШЕ НЕТ КРЫЛЬЕВ!!! Такое трудно пережить, да я и не особо надеялась.

Я летала с самого детства. Мне было пять, когда папа-лётчик взял меня в мой первый полёт. Когда мы взлетали, моросил дождик, и небо было затянуто тучами. Но мы прорвались через этот серый покров и оказались в оранжевом закатном небе, а под нами лежал весь огромный мир, казавшийся таким маленьким с этой высоты. Там, в розово-золотой бесконечности, не было ничего, что могло волновать на земле. Это была свобода, свобода в самом полном смысле этого слова, свобода от всего, даже от природы и силы всемирного тяготения. Я схватила ртом воздух и забыла, как дышать. Тогда папа сказал фразу, которую я потом от него слышала чаще, чем собственное имя: «Вот вырастешь, и у тебя будут свои крылья». Так всё и получилось. Крылья у меня появились в 17 лет. Официально мне ещё нельзя было летать, но папа договорился. С тех пор я не расставалась с небом. Десять лет в полёте, и вдруг всё закончилось.

Я просто спускалась по лестнице возле своего дома. В ту ночь ударил мороз, и ступеньки обледенели. Я поскользнулась. Ушиблась головой. Врачи сказали, что у меня сильное сотрясение мозга с осложнениями на глаза. Мне запретили летать. У МЕНЯ ОТОБРАЛИ КРЫЛЬЯ!!! А ведь это была вся моя жизнь…

Странно, у меня украли небо, а я приехала к морю. Вещей с собой практически не было — только небольшая сумка, — поэтому я сразу у вокзала села в автобус, ехавший к побережью. Вышла в самом безлюдном месте и направилась к воде. Стальная поверхность моря отражала холодное солнце и светилась металлическим блеском. С каждым шагом я двигалась всё быстрее и, наконец, побежала, сбрасывая на ходу сумку и тяжёлую куртку.

У самой кромки воды я упала на камни. Они были холодными и твёрдыми, каждый крохотный камешек впивался в тело, причиняя невыносимую боль, но меня это не волновало. Мне это было нужно. Я лежала на боку и смотрела на горизонт, где стальное море встречается с дымчатым небом. Слияние двух бесконечностей. Какая же я маленькая по сравнению с ними! Меня душили рыдания. Слёзы заволокли глаза, и картинка исчезла.

Я плакала долго. Солнце уже начало садиться, когда я почувствовала мягкое прикосновение воды к своей руке. Она была совсем не такая холодная, как я ожидала. Ласковая волна отползла назад с тихим шипением, уступив место своей последовательнице.

Я перевернулась на спину и увидела небо. Мою стихию. Мою жизнь. Мою свободу. Моё дыхание. Оно казалось таким прекрасным и таким далёким! Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ СМОГУ ЛЕТАТЬ!!! Жестокость этой истины разрывала сердце в клочья.

А где-то в самой вышине летела птица. Она парила над морем, и её полёт завораживал. Я так ей завидовала! Ведь она свободна… Человек всегда от чего-то зависит: от родителей, от друзей, от начальства, от денег, от общественного мнения, от своих чувств, наконец. А птица всегда свободна. Она никому ничего не должна. Её жизнь – полёт.

Я зажмурилась и в образовавшейся темноте загадала своё самое заветное желание.

***

Когда я открыла глаза, солнечный свет ослепил меня. Он был совсем близко, такой яркий и по-доброму обжигающий. Но самое главное – у меня были крылья! Прекрасные белые крылья, несущие меня над морской гладью, всё дальше и дальше от берега, где осталась лежать молодая девушка с русыми волосами и глазами цвета зимнего моря. Мне не было до неё дела.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.