Можно ли научиться быть сексуальным?

Во-первых, давайте разделим понятия сексуальной привлекательности и сексуальности как таковой. Вот иногда смотришь на человека — и ухожен он идеально, и наряжен красиво, и всё, как говорится, при нём — но нет сексуального обаяния, той энергии эротизма, которая заставляла тореадора Эскамильо отбивать простую табачницу Кармен у солдата Хозе, чопорную леди Чаттерлей изменять мужу в лесу под кустом, барышень на дорогих машинах засматриваться на строительных рабочих, а всех нас — слушать Леди ГаГа и «Виагру». Конечно, для кого-то и резиновая кукла невеста, а у кого-то и кошелёк — главная эрогенная зона. Но мы сейчас не о них.

Эротичный человек. Какой он? Не тот, кто кажется, а тот, кто есть. Анатомическая правильность внешности здесь, согласитесь, не главное. По крайней мере мой жизненный и профессиональный опыт об этом не говорит — кричит. Хотя… В Голливуде пишут о стандарте неправильности — чтобы был во внешности обязательный недостаток, чего-то слишком или чего-то не хватает — иначе все будут на одно кукольное лицо, Кен и Барби. Худоба Одри Хепберн, размер груди Милы Йовович, Дженифер Лопес с выдающимися бёдрами, родинка Синди Кроуфорд, нос Барбары Стрейзанд, огромный рот Камерон Диас — что-то должно бросаться в глаза, а иначе стандартно и вяло. Среди мужчин вообще, как говорится, фрики рулят — от президентов и диктаторов до комиков и рокеров.

Сексуальная привлекательность, если отбросить некоторые культурные различия, везде отождествляется с красотой. Пристрастия в красоте подвержены изменениям, существует мода на тот или иной тип привлекательности даже в рамках одной культуры и времени.Но красота, в любом её проявлении — только первый шаг сексуального интереса.

Если нет обаяния индивидуальности — нет и сексуальной энергии. Ведь энергия тогда не раскрывается в эротической, самой интимной и откровенной ипостаси, а расходуется на то, чтобы казаться кем-то, кем не чувствуешь себя на самом деле, а только имитируешь. Например, благородной светской львицей, перфектной красавицей без изъяна или крутым парнем. Посмотрите второсортный сериал — там полно таких артистов, им не выйти в звёзды никогда.Мы редко запоминаем их лица и имена. Они зажаты рамками чьих-то представлений о себе самом.И о нормах собственной сексуальности. Им не до спонтанной, свободной сексуальности. Их эротизм с одной стороны ограничен вопросом — ну как я вам? А с другой — а это нормально?

Красиво прежде всего то, что вызывает эмоциональный отклик, рождает чувство гармонии. Поэтому всегда эротична, привлекательна открытость.
А как же «должна быть в женщине какая-то загадка»? Загадочный человек тоже открыт. Он, как почтальон Печкин: посылочка-то у него есть, но он нам её так просто не отдаст… Это мессидж к окружающим — внутри у меня есть нечто манящее, необычное…И сразу хочется получить пропуск во внутренний мир другого человека. Но это нелегко…

Сексуальным делает уверенность в себе, которая во многом определяется отсутствием тревожности. Человек уверен тогда, когда знает и чувствует своё жизненное предназначение. В случае с сексуальностью — не боится своих интимных запросов и проявлений, не стесняется своих душевных и телесных потребностей. Раньше это называлось: умеет любить.

Привычка разделять душевное и телесное появилась у человечества давно. Сейчас неочеловеченная похоть, не имеющая никакого отношения к человеческой сексуальности, льётся из ничем не ограниченных порнографических источников. Да, это тоже тело, но отделённое от остальной психофизической системы человека. Думаю, жанр порнографии имеет право на существование, но так же как можно небезопасно перекачать мышцы в, занимаясь спортом, так же можно деформировать свою сексуальность порнографическим подходом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.