Он еще не акула

АльфонсЭто была нелюбовь с первого взгляда. Конечно, обидно вот так с первой секунды почувствовать отвращение к возможному будущему мужу родной сестры. Но не трагедия, думаю. Паренек ее не стоит. Типичный альфонс.

Я прикрепила его к креслу одним из своих коронных взглядов и отсканировала. Ну что же … Хорошенький, умненький или скорее просто хитренький, чистенький и с манерами. И с огромными амбициями. Этакая акулка. Не акула еще … Но ненадолго ты в наши воды, Шарки. Мы такими ежедневно завтракаем.

— Так что вы там говорили о чувствах к моей сестре? Это любовь на всю жизнь? И сколько уже прожили той жизни? О, всего десять лет разницы! Да, это действительно ничего не значит … Когда любовь …

— Славик говорит, что чувствует твою неприязнь … — Сестра растеряна и даже обижена за своего малыша. Мы пьем чай с глупым названием «1001 ночь», и я стараюсь доказать ей всю нелепость новых отношений. И знаю, что она меня не услышит …

— Кого ты называешь Славиком? Он не Славик, он — Шарки. Акулка есть …
— А ты всегда была злой и жестокой!
— Я знаю. Именно поэтому наша фирма процветает на необозримой ниве бизнеса. Ты думаешь, он тебя любит? Нет. Он любит твой кошелек. И все, что к нему прилагается. Не будем озвучивать весь список. Поэкспериментируйте: через своих людей я солью ему информацию, что мы банкроты и наши доходы — только подобие. И он растворится во времени и пространстве за день. А может, и быстрее. Или же я подброшу ему одну из штатных девок — проверим на верность твоего пионера. Хотя информация о банкротстве все же действенный способ проверки.
— Я могу подарить тебе свою часть бизнеса! А Славика не трогай! Он меня любит! Он интеллигент! Он романтик! Таких больше нет! Он так тонко чувствует! А ты бессердечная! Ты … Ты …

… Нет, влюбленная женщина бальзаковского возраста, которая всю жизнь просидела в романах, — это ужасное существо. И хорошо, чтобы она имела хоть один роман в реальной жизни. Да нет, все книжечки с рыцарями в голове.

И вот тебе, фашизм, неоклассицизм … Простого, типичного, примитивного альфонса не можем выделить в толпе. Да и даже не в толпе, а так, самого по себе … Почему было в двадцать не влюбиться? Или уж хотя бы в двадцать пять? Все диссертации какие-то в голове, стишки, проза, образы и метафоры! А живого — ничего. И настоящего — ничего. А теперь вот нагрянуло неожиданно, когда уже и не ждали! И что? Я должна сидеть, спокойно смотреть, как хорошенький маленький Шарки остренькими зубчиками будет откусывать лакомые кусочки от бизнеса? А ведь он приложил хоть какое-то усилие, чтобы те кусочки были?

Подарит мне свою часть! А кто ею занимается, пока моя влюбленная новые эпитеты в стишке выискивает? И не против ли я, чтобы сестра себе на радость имела личную жизнь. И зачем его в семью тянуть? Своих альфонсов я даже на работу не беру! А она уже готова небо приклонить! Холера, должна признать, что каких-то усилий Шарки таки прилагает. И ему может перепасть … А потом он будет возить в «Лексусе» пьяных разрисованных девок и смеяться над моей наивной сестренкой и ее романах о вечной любви … Ничего, Шарки. Ты же еще не акула. Так, акулка …

— Славик, солнышко, заедешь сегодня ко мне в офис в четыре после обеда, если тебе не трудно. Мне нужна консультация дизайнера, как оформить банкетку. Спасибо. Буду ждать.
… Оно у нее дизайнер. Даже оформляло своими ручками у нас на даче. Хорошо, что там, где никто его дизайнерства не увидит.

— Спасибо за консультацию. Накидай несколько вариантов. Если мне понравится, будем оформлять филиал. А теперь подвези меня домой, я своего водителя отпустила. Мне нужно уточнить некоторые нюансы с сестрой и подписать несколько бумаг. Знаю, что она будет позже. Завари мне чаю …

… Маленький неразумный Шарки. Хитренький, но глупый. Все оказалось проще, чем я думала. Через полчаса мы уже были в кроватке. Он думал, что успеет. Он думал, что будет иметь двух сестер вместо одной. И играть на всех струнах. И будет дирижером. А еще я пообещала подарить ему «Лексус», если мне понравится. Мне понравилось. Правда, не то, о чем он подумал. Но подарить ему захочу только билет на автобус. Или на поезд. И только в один конец.

… Сестра вернулась как раз вовремя, чтобы застать своего рыцаря со мной в разгаре кроватных баталий. Она молчала. Потом тихо плакала. Потом плакала и кричала … Но Шарки уже не слышал этого. Его выгнали, как вредного кота. Вернуться шансов нет. Должна же быть хоть какая-то польза от романов о гордых женщинах … Меня одарили ненавистью. «Я его действительно любила, а ты … А ты …».

А что я? Ничего. Несколько месяцев времени, несколько книг стихов, несколько романов о любви, а потом подберу ей кого примечательного. Сама подберу. Нелишне было бы подумать и о наследниках бизнеса. И не от таких, как малыш Шарки. Поищем более достойных. Вот завтра и начну искать. Нелегкая задача. Но я справлюсь. Ничего нельзя оставлять без контроля …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.