От копеечной свечи

В июне 1710 года в Америку отплыл корабль со швейцарскими переселенцами. Их лидера, 49-летнего Христофора фон Граффенрида, сына богатого патриция из Берна, всю жизнь преследовали неудачи. И вот наконец фортуна смилостивилась над ним: он повстречал англичанина Джона Лаусона, хорошо знавшего Америку. Тот взахлеб рассказывал, какой там прекрасный климат, как дружелюбны индейцы и как там легко разбогатеть. Граффенрид купил через посредничество Лаусона участок земли в благодатной Северной Каролине и собрал 800 человек, уставших от свирепствовавшей в Европе Войны за испанское наследство и готовых отправиться в Америку навстречу новой райской жизни.

В сентябре 1710 года швейцарцы высадились на берегу Северной Каролины и заложили город Нью-Берн. Скоро выяснилось, что Лаусон продал колонистам землю, на которой находилась индейская деревня. Граффенриду пришлось платить снова, на сей раз уже индейцам — и те скрепя сердце покинули насиженное место. Но на этом беды не закончились. Протестанты-швейцарцы не могли вытерпеть, что на их земле стоят индейские идолы, и целенаправленно их уничтожали (один лесоруб хвастался, что может повергнуть «дьявола» одним ударом топора). В конце концов терпение индейцев иссякло, и вспыхнула война, в которую оказалось втянуто все белое население Северной Каролины.

В том же июне, когда швейцарцы отплыли в Америку, в Англии произошло событие, которое привело к прекращению Войны за испанское наследство: королева Анна Стюарт рассорилась с первой дамой своего двора, Сарой Черчилль, герцогиней Мальборо. Анне было 45, герцогине 50, дружили они с юности. Ссора назревала давно — королеве надоело, что наперсница принимает за нее решения, часто даже не ставя Анну в известность. О том, что послужило непосредственным поводом к ссоре, ходили разные слухи. Говорили, что герцогиня опрокинула стакан воды на платье королевы, что герцогиня и королева не поделили любовника (обе версии отражены в пьесе французского драматурга Эжена Скриба «Стакан воды»).

Как бы то ни было, отставка Сары означала уход на покой и ее мужа, герцога Мальборо, гениального полководца, которого французы боялись как огня. Дела на континенте у англичан пошли заметно хуже, и пришлось вступить в переговоры. В 1713 году Анна и Людовик XIV наконец заключили мир. Дюма любил говорить, что «один стакан воды спас Францию».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.