Отец приносит в жертву сына!

Так бывает. И, к сожалению, всё чаще и чаще. В прошлые годы во всё была виновата революция. А потом — война. А потом — пьянство. Всегда был кто-то виноват в том, что у меня не было отца.

Нет, он конечно был где то. Но, что такое отцовская любовь — я так и не узнал. Я искал её везде, сам того не понимая. Я стремился быть героем, вероятно для того, что бы быть замеченным отцом. Но его, отца моего, так и не было рядом. Где ты, отец?

Вероятно, он принёс меня в жертву. Ради великой цели, ради спасения человечества. Ради свободы. Ради справедливости. Ради какого то Бога. Наверное, Бога войны. Отцы — они же всегда воюют. Всегда у них есть то, ради чего они приносят в жертву своего сына. Гаражи, футболы, пиво, рыбалки, женщины. Они только говорят, что хотели бы иметь сына — это они в кино насмотрелись, что так надо говорить и себя вести.

Впервые, осознание того, что у тебя нет отца, приходит в школьном среднем возрасте. Ну, конечно не считая маминых слов о том, что я должен всего добиваться сам и что мне надеяться не на кого. Эти слова она твердит с самого раннего детства, но что это такое — особенно-то и не понимаешь. Как же так? Почему это у меня нет отца? Вон он, там живёт где-то. И даже иногда я с ним встречаюсь по великим праздникам. Да он мне собственно и не нужен. Мне совершенно не до него. Просто когда в школе учителя спрашивают про родителей, мне приходится произносить, что мы с ним не живём. Немного неприятно, но на этом и всё. Никаких там страданий и нет.

Всё начинается гораздо позже. Тогда когда ты взрослеешь и тебе приходится один на один сражаться с этим несправедливым по отношению к тебе, миром. Вот тогда-то, оказавшись на кресте и вспоминаешь отца. Где ты, отец? Почему ты допустил такое? Как ты мог позволить, что бы с твоим сыном так поступили? Ответь?

Неужели все мои страдания, всё это ради призрачного спасения человечества, которое в этом самом твоём спасении и не нуждается. О каких душах ты мне рассказываешь? О каком спасении. Им не нужна твоя вечная жизнь. Они в этой маленькой-то жизни ещё не научились жить. Куда ты им ещё вечную-то, хочешь подарить. Да еще какой ценой? Принося меня в жертву.

Как же так, отец. Может, ты просто меня никогда не любил? Ведь отцами не рождаются — ими становятся. И совершенно не тогда, когда рождается дитя, а гораздо позже. А ещё я заметил, что если тебя не было рядом со мной в возрасте с двух до пяти лет, то связь — уникальная нить, связывающая тебя и меня, — она разрывается.

А где ты был, отец? Где ты был, когда я рождался? Где ты был, когда мне было два, три, четыре, пять? Ответь, отец. Ты же всемогущий. Ты можешь всё. Но где ты был? На небе? Или на своей войне? Войне за спасение человечества…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.