Перипетии многоязычия

В XV веке во Франции латынь стала выходить из моды. То есть по-настоящему образованный человек, конечно же, писал и говорил на языке древних римлян свободно, а французский язык считал «вульгарным», но у горожан не было ни сил, ни времени изучать латынь. А обходиться без нее было трудно, поскольку нотариусы, услугами которых торговым людям приходилось пользоваться весьма часто, составляли документы исключительно на этом языке. В июне 1510 года Людовик XII, который вел войну против папы римского (то есть латынь в тот момент была в некотором роде языком врага), решил внять мольбам горожан.

Согласно Лионскому ордонансу латынь теряла свой статус и документы отныне должны были составляться на местных наречиях. Обязать своих граждан пользоваться исключительно французским король не решился, потому что далеко не вся Франция знала этот язык. На юге говорили на окситанском, на западе — на бретонском, в центре — на всевозможных местных диалектах, и лишь крупные города севера Франции пользовались языком короля. Неудивительно, что ордонанс породил страшную неразбериху — теперь вообще документ, составленный в одном городе, нельзя было прочесть в другом.

Наследник Людовика, Франциск I, в 1539 году оставит во Франции лишь один юридический язык — французский. Общенародным же он станет лишь к середине XX века.
В отличие от централизованной Франции Персия до начала XVI столетия много веков была раздроблена на небольшие враждующие государства. Лишь в 1510 году ее объединил под своей властью шах Исмаил I из династии Сефевидов.

Страна при этом оставалась многоязычной с преобладанием персидского и тюркского. На первом говорила значительная часть населения, а поскольку в предыдущие века часть элиты, спасаясь от войн, бежала в соседние страны, персидский стал языком образованных людей всего Востока. Военное же сословие происходило из тюрок-кочевников. Новый шах был смешанного происхождения, оба языка считал родными и писал на них стихи под псевдонимом Хатаи (Грешник). Исмаил стал одним из первых тюрко-язычных поэтов. Интересно, что в соседней Турции к родному языку относились без должного почтения. Когда Исмаил написал турецкому султану Селиму I стихотворное послание на тюркском, тот ответил ему по-персидски, тем самым выказав презрение к властителю, который изъясняется на столь варварском наречии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.