Услышь, когда говорит тело…

Работая в маленьких и больших компаниях, индивидуально с клиентами, с юными и взрослыми людьми, заметила одну общую жизненную тенденцию — «Мы должны стремиться к успеху и быть эффективными!».

Не буду спорить, видимо, и правда, важно постоянно расти над собой, достигать успеха, быть эффективным. Приятно осознавать свои достижения и радоваться очередному шажку. Беспокоит другое — куда мы бежим, когда стремимся к успеху? Что пропускаем «здесь и сейчас», когда мечтаем о своих будущих достижениях? Кому адресованы наши послания о высокой эффективности? И где эта точка успеха — «вот оно, я этого достиг»?

Марьяна. Ей всего 30 лет, прекрасная мама, жена. Умница и красавица, которая успешно занимается домом, ребенком, учёбой и работой. Она уверена в себе и знает, что может  достигнуть большего. А если может, значит должна! Должна расти над собой и стремиться повысить свою работоспособность и эффективность. Ей нужен успех и каждый день новый, более яркий и заметный. Она гордо говорит о том, что она сегодня жутко устала, занялась волонтерской работой в благотворительном проекте. А организаторы там никудышные, Марьяне приходится брать все на себя — руководить, продвигать, объяснять и делать.

Она «с удовольствием» стирает в полпервого ночи рубашки — мужу на работу и сыну в школу. И она идеально выглядит — стильно одета, хорошо причесана, аккуратно накрашена. Ею восхищаются ВСЕ, кроме нее самой. Скромно потупив глазки, Марьяна уверенно произносит, что это еще не успех, чтоб стать действительно КЕМ-ТО, ей нужно работать над собой раза в три больше…

И знаете, что самое страшное — ведь она, правда, считает, что не достигла той заветной точки успеха, не достигла того самого уровня самосовершенствования. А где она это точка, и каков этот уровень, она и сама в общем-то уже не знает. Марьяна привыкла жить именно так с самого детства. Читала лучше всех в классе, но маме хотелось, чтоб она стала лучшей в школе. И маленькая второклашка свободно читала произведения для пятого класса, а в пятом освоила уже всю школьную программу.

Приносит дневник с пятерками, но папа считает, что дочь может больше, и просто «5» — это еще не успех, вот первенство городской олимпиады — это да, это можно назвать успехом… хотя, ведь дочь все равно сможет больше. И вот уже 30 лет «дочь может больше», и она, правда, стремится, старается, даже успевает с каждым днем сделать все больше и больше. И хроническая язва ее совсем не беспокоит, разве что когда кофе слишком крепкий выпьет, а бессонница… так это удобно, ведь именно ночью, когда спит семья можно дописать очередной отчет по очередному проекту и тихонько пореветь, просто так, без особых причин.

Кирилл — профессиональный и востребованный дизайнер-фотограф. Но ему всего двадцать два. А делает, действительно, клёвые вещи — нестандартный взгляд, цветовая гамма, новый образ. Все рекламные фирмы города хотят его взять на работу, а чтоб сделать заказать нужно ждать как минимум месяц — он просто завален проектами. Друзья восхищаются, знакомые балдеют, а родители считают, что он занимается просто фигней. Он честно старался им угодить и даже получил тот диплом, который они так сильно хотели увидеть.

Завернул аккуратненько в файл, положил на тумбочку возле зеркала и ушел. Ушел наконец доучиться туда, где ему нравилось и хотелось. Но вот незадача, вроде научился, вроде ценят его, а вот сам не уверен. И каждый свой проект он со страхом несет руководству или заказчику, внутренне сжимаясь, потея, холодея. Начинается кашель и на таких встречах секретарь всегда делает ему теплый чай с лимоном и мёдом. А когда проект принимают, Кирилл с облегчением  дышит и думает: «Ух, пронесло!»…

Страшно ему вполне обоснованно, ведь кто, как не родители дают нам уверенность в себе и в своем выборе. Именно в поддержке родителей нуждается малыш, подросток, юноша. Не в поддержке «я лучше знаю, что тебе нужно», а в поддержке «хороший выбор, мы гордимся тобой». А какая уверенность, если мама и папа по-прежнему считают тебя глупцом и неудачником? Но они общаются все равно, Кирилл приходит к ним в гости, спокойно слушает сетования и упреки, честно обещает в следующий раз надеть «мамин» шарф и когда-нибудь взяться за ум.

И они совсем не замечают, что сын в 22 нелюдим и закрыт, что под глазами мешки и морщинки, что уже почти как пять лет он их вовсе не слышит и ничего о себе им тоже не говорит. Ни о том, что в последнее время никак не долечит бронхит, ни о том, что получил приз за первое место на творческом конкурсе, ни о том, что его пригласили работать в Европу.

От ее улыбки появляется тошнота уже через 20 минут непрерывного общения. Зоряна вполне симпатична, приятна, молода и умна. Правда, слегка худовата, и может быть, даже совсем не слегка. Простой экономист, без разъяренных амбиций. Хороший специалист, всегда всё успевает, всем помогает. Пугает больше всего то, что она счастлива и улыбчива — ВСЕГДА! Занимается спортом (ведь это полезно), читает Ницше и Кафку (это великие мыслители), умеет бинтовать и делать искусственное дыхание (такое должен уметь делать каждый), готовить диетические десерты (ведь сладкое и мучное ужасно вредно), делать массаж (это любому будет приятно)…

Она знает ВСЁ! И так отчаянно хочет быть нужна. Но все время одна — в отделе с коллегами, возле кабинета начальника, даже секретари-болтушки стараются не обронить лишнего слова рядом с ней. Чтоб не отхватить дозу ее позитива, от которого начинает тошнить и болеть голова. Но несмотря на это, Зоряна всегда весела и улыбается каждому из них, как ни в чем не бывало.

А ведь ей вовсе не было весело. Она никогда ИМ была не нужна. Она ревела, кричала, звала, но родители были заняты собой и своими делами. Болела — ее отправляли в больницу. Сердилась — ее выгоняли на улицу. Вопила — ставили в угол. Мама с презрением смотрела на пухлые дочкины щечки и страдала, что ее ребенок просто «жирный урод». «Пап, почитаешь мне сказку?» — с надеждой просила 5-летняя девчушка. «Так, когда выучишь таблицу умножения, тогда и будет тебе сказка!» — строго отчитывал папа.

Зоряна стала учить — она поняла, что чем больше ты знаешь, тем больше ты нужен. Она перестала кушать — ведь как ужасно, наверное, со стороны это пухлое тело. Она перестала сердиться и стала всегда улыбаться. Родители были довольны и даже немножечко счастливы. Улыбка так и застыла на ее лице, на всю жизнь. Даже тогда, когда потеряла сознание, пытаясь пробраться с кучей папок к директору, улыбалась красиво и безмятежно. Не улыбался лишь доктор, что ставил диагноз «нервная анорексия».

Мы стремимся, стараемся, мчимся вперед и достигаем! Порой изматывая себя и уговаривая «ну еще чуть-чуть допиши». Мы волнуемся, что нас не одобрят другие. Страдаем, если вдруг кто-то заметил оплошность. Мы безнадежно стремимся к какому-то «ИДЕАЛУ».  А стоит ли? Стоит ли жертвовать собой и своим здоровьем, чтоб превратиться в легенду? А может быть, счастье в чем-то другом? В чем-то таком от чего не болеешь и чему ты искренне рад.

Любовь Мутилина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.