Вечный спор о вине

Кто только что не говорит — одни приводят «бесспорные» и «научные» доказательства того, что любой алкоголь буквально разрушает мозг, едва попав в организм, причем необратимо. Другие находят столь же на первый взгляд обоснованные доказательства пользы стакана красного вина в день для системы кровообращения. Доводы и контрдоводы до сих пор сталкиваются на арене нашего общества, причем с переменным успехом одерживает верх то одна, то другая версия. Что же на самом деле?

Отвечу, как человек, работавший в области наркологии в тандеме с психиатрами-наркологами. Они откровенно смеются над всеми этими «версиями». И произносят одну сакраментальную фразу: «все очень индивидуально».

Мне сейчас не хотелось бы опускаться на уровень попытки выдвижения еще одной псевдонаучной гипотезы на основе того, что за усвояемость и расщепление алкоголя отвечает фермент фосфатдегидрогеназа, уровень которого, видимо, предрасположен генетически, а вследствие этого… Стоп. Слишком много в организме иной химии и иных процессов, которые могли бы влиять на усвояемость и, соответственно, вред или пользу алкоголя. Поэтому гипотез выдвигать я не буду, а попробую порассуждать на уровне известных мне лично фактов.

Один и тот же человек усваивает алкоголь в зависимости от разных фактов по-разному. Вот, скажем, при нормальном самочувствии и настроении один и тот же человек может за вечер выпить бутылку сухого вина. И чувствовать себя прекрасно — и в тот день, и наутро. Тот же человек может при плохом настроении выпить даже меньше, и потом чувствовать себя разбитым. Опять же, влияет и трапеза — насколько хорошо она сочеталась с выбранным напитком? Кто присутствовал при ней и какие были эмоции в процессе?

Алкоголь, как и любая жидкость, обладает потрясающей проводимостью как для плохих, так и для хороших импульсов. Откуда пошли тосты? Да именно оттуда — хорошие слова буквально «наговариваются» на бокал вина. И это — та самая позитивная программа, которую нынче называют «аффирмация». Вино, выпитое в хорошей компании с позитивным «наговором» изначально позиционируется как некое «добро». И если слова были не фальшивы, а компания — истинно дружеская, и эмоции — действительно хорошие, то о вреде говорить сложно. Особенно, если человек сам хорошо чувствует, когда ему хватит для расслабления.

Но когда эмоции плохие, удовлетворения нет, а вдобавок еще и чувство вины, повешенное кем-то «ах, ты посмел выпить банку пива! Да ты, видать, алкоголик!» — тут похмелья можно ожидать даже от одной банки пива. И ферменты ни при чем вовсе.

Проблема номер два. Вопрос — сколько. Выявляется только опытным путем. Один врач-нарколог, работавший со мной в паре, сказал просто: если ты после выпитого чувствуешь себя хорошо (читай «так, как будто бы ты ничего не пил вчера»), значит, это и есть твоя доза. Такую дозу он называл «гастрономической». Т.е. то, что пьется для легкого расслабления и гастрономического удовольствия. И служит не для «оглушения» себя до беспамятства, а для полноты ощущений. Но норма эта у всех разная. И если для одного литр пива — вредная привычка, то для другого — цивилизованная манера. А общей нормы, как бы кому-то этого ни хотелось — увы, нет.

Проблема номер три — извечный российский страх перед пьянством. Правильно, пить культурно у нас не умеют. И именно поэтому вредят здоровью. Потому что в России принято не спрашивать организм «а может ли он столько переварить?» И именно наше традиционное пьянство «до потери пульса» заставляет большинство людей либо шарахаться от близких, позволяющих себе регулярно пропускать стаканчик, либо (если они это и есть — те, кто пропускает стаканчик) испытывать хроническое чувство вины за свое «пьянство». И опять же, нехорошими эмоциями они повышают риск и вред даже не от алкоголя, ведь само по себе чувство вины — страшный разрушительный механизм, который и без стакана может свести в могилу.

С другой стороны, прикрываться цивилизованной манерой или словами «это всего лишь пиво» неуместно тогда, когда есть признаки социальной дезадаптации и зависимого поведения. Какие они?

1. Пропуски работы, прогулы, больничные после «хорошо проведенных вечеров», ухудшение качества работы, отсутствие интереса к деятельности.

2. Потеря интереса к сексуальной жизни, противоположному полу.

3. Неумение соизмерить доходы семьи (или личные) с потребностями в области спиртного — неоправданные траты, невозможность отказаться от лишней порции в целях экономии средств.

4. Невозможность отказаться от спиртного в жизненных ситуациях, требующих повышенной концентрации — болезни, смерти родных, авралы на работе, выступления на публике (список может быть продолжен в зависимости от жизненных условий конкретного человека, но направление, я думаю, ясно).

5. Упорное избегание разговоров на эти темы с родными или их проблематичность. (Поясню: если человек уверен, что он не переходит своих границ и в ладу с организмом, он будет терпеливо объяснять, как обстоят дела, и не будет раздражаться, равно как и не отшучиваться и не прятаться).

6. Вовлечение в свои компании как можно большего количества людей. (Хочу опровергнуть распространенное мнение о том, что пьют в одиночку только алкоголики. Отнюдь. Может, на последней стадии алкоголики и вынуждены пить одни, но на начальных стадиях привлечение третьих лиц как раз характерно именно для зависимого поведения. Потому что как бы «не стыдно, раз все тоже». А уверенный человек, который владеет собой, не будет нуждаться в группе поддержки и оправдании. В Европе часто можно встретить людей, ужинающих в одиночестве за бутылкой вина. Они просто ужинают. И все ).

И если ко всему этому добавляются явные нелады в области здоровья, то увы, все не радостно. Но если ничего этого нет, а вам просто время от времени приятно запивать ужин качественными напитками — вы в этом мире не одиноки. Так живет вся Европа.

Еще о напитках. Ведь русское пьянство до безобразия родилось в том числе и из того, что мы пьем. Качественным вином (довольно дорогим, что уж поделать!) до свинства упиться сложно. Равно как и качественным пивом. Мотивация тут тоже включается разная: человеку со склонностью к пьянству и зависимости свойственно наплевательски относиться к вкусу напитка. Лишь бы был «эффект». Меж тем как гурман никогда не пренебрегает вкусом и качеством. И даже если он на какой-то момент стеснен в средствах, он выберет наиболее качественное из возможного. Или предпочтет обойтись и вовсе без напитков к ужину на какой-то период. Но вариант пить «что попало» он не будет рассматривать.

Естественность тоже играет роль. Пиво и вино — натуральные продукты. До известной степени можно считать естественными и ряд других, более крепких напитков, но их дороговизна еще выше. А рядовой обыватель часто выбирает что «попроще, подешевле» и при этом попадает именно на самый неестественный и вредный вариант, могущий содержать и консерванты, и химию, и неестественное количество сахара…

Еще один тонкий психологический момент. Людей можно условно разделить на две категории: есть те, кто ориентирован на процесс, и те, кто ориентирован на результат. Наслаждение самим процессом жизни — понятие не столь распространенное в родных широтах. Даже само понятие «гурман» пришло к нам именно из Европы. Там с незапамятных времен сильна прослойка людей зажиточных, с крепким, устоявшимся бытом, а потому в гораздо большей степени развита культура наслаждения простыми земными радостями: хорошим ужином, приятным на вкус напитком, удобной постелью, чистым и уютным домом.

В нашей стране напротив, имело место постоянное колебание между крайностями — бедностью с пренебрежением к бытовым реалиям, и страстным, порой патологическим стремлением к неуемной роскоши и богатству. Середины, как правило, держать не удавалось. Поэтому для нашей страны все еще нова психология процессуала: до сих пор многие соотечественники живут по принципу учета собственных достижений, «ставя галочки», при этом нередко не обращая внимания на сам процесс жизни.

Однако, ситуация постепенно меняется. В нашей стране появляется все больше ценителей и знатоков хорошего, качественного алкоголя. Можно сказать, что такая прослойка существовала в той или иной степени всегда — среди людей просвещенных и образованных. Естественно, это во все времена было доступно людям не бедным, однако, даже обеспеченные люди не всегда становятся потребителями достойного вина. Пообщавшись чуть поближе с такими людьми и прикоснувшись к миру дорогих вин, я понял, что за этим стоит не только гурманство или потребность в новых ощущениях. За этим стоит определенный пласт культуры.

В этой среде ценят хорошую беседу, корректное и доверительное отношение, но без панибратства. Большая часть этих людей — интеллектуалы в самом хорошем смысле этого слова, образованные и разносторонние люди, обладающие как раз тем самым коэффициентом самоуважения, при котором немыслимы проявления агрессии, разгула и бесконтрольного выплеска эмоций. Наверное, до хорошего вина нужно дорасти, не только материально, но и морально — подумалось мне.

Так что если мысль о бокале вина греет душу, лучше дорастите до культуры! И все же, не злоупотребляйте!

Антон Несвитский

комментария 2

  1. Сторонникам культурного пития:

    Неужели кто-нибудь из Вас думает, что те, кому выгодно, чтобы люди пили и много пили, скажут: «Мы хотим, чтобы вы все нажирались как свиньи, спали в собственной блевотине, убивали и грабили в пьяном угаре, плодили мутированное потомство, уничтожали себя своими же руками. И чтобы ваши дети и внуки даже не знали, что есть другая жизнь. А когда вы решите возложенную на вас задачу, тогда и поговорим… Если будет, с кем, и будет, о чём.»

    Да за такое не просто пошлют подальше, а ещё и в морду дадут!

    Другое дело — культурное питие. Потихоньку, кружка пивка, бокал вина, рюмочка коньячку, полбутылочки «прекрасного национального напитка». Дальше — больше, ведь главное — начать. Вот и разводится словоблудие на тему «Культура пития и польза алкоголя».

    Только вот учтите, что нельзя быть чуть-чуть беременной.

  2. А кто-то кого-то к чему-то призывает? Разве кому-то здесь надо что-то продать? Вроде бы, никто не подписывался от лица ООО «Ароматный мир» и подобные :) Люди вольны сами принимать решения. И если они сами их принимают — из этого не стоит делать выводы о том, что эти люди обязательно жертвы тех, кому что-то выгодно продать.

    Во Франции и Италии это просто норма жизни — и все. Как и в Германии. Норма эта родилась еще до развития товарно денежных отношений и уж тем более массовой рекламы. Почему-то за столько веков существования этой нормы вся Европа не превратилась в мутантов. Все как и всегда — две руки, две ноги, голова — на месте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.