Земельный фетишизм

После падения в 1945 году Третьего рейха соседи решили поживиться за его счет. СССР и Польша прибрали к рукам ряд восточных областей. Нидерланды тоже решили не отставать, и в мае 1946 года секретарь комиссии «по территориальному расширению» Фриц Баккер Шут представил план, по которому площадь страны (около 40 ООО км2) увеличивалась в полтора раза за счет Германии. В состав Нидерландов предлагалось включить Ахен, Кёльн и Мюнстер. Около 2 миллионов немцев, живущих на этих землях, подлежали выселению, за исключением сельских жителей, говоривших на диалекте, близком к нидерландскому языку. Это была программа-максимум — согласно более скромному плану, граница устанавливалась по реке Везер, и голландцы получали не такой жирный кусок, всего 10 ООО км2.

На меньшее Баккер Шут был не согласен, поскольку считал, что тогда невозможно будет обеспечить безопасность страны. Но союзники посчитали, что аппетиты Голландии чрезмерны: начиналась холодная война и они не хотели уж очень ослаблять Германию, которая к тому же была переполнена вынужденными переселенцами из Восточной Европы. Требования голландцев становились все скромнее, и в конце концов им пришлось удовольствоваться 69 км2 — клочком земли с городками Элтен и Зелфкант, деревней Зудервик, несколькими хуторами и всего 10 ООО жителей. В 1957 году ФРГ подняла вопрос о возвращении аннексированных земель. 8 апреля 1960 года было подписано соглашение: немцы выплачивали 280 миллионов марок репараций и получали Элтен, Зудервик и Зелфкант обратно. Из аннексированных территорий под властью Нидерландов остался лишь один пограничный холм—Дёйвельсберг (по-немецки Вилерберг) площадью 125 гектаров, на котором никто не живет.

Пока Европа справлялась с последствиями Второй мировой, страны третьего мира преодолевали наследие колониализма. В августе 1947-го англичане признали независимость Индии — жемчужины британской короны. Но несколько прибрежных городов Индостана все же оставалось в руках европейцев — французов и португальцев. Французы смирились с неизбежным и в 1954-м фактически ушли из Индии.

А Португалия, где у власти стоял диктатор Антониу ди Оливейра Салазар, продолжала упорствовать. Но когда в том же 1954 году в двух ее колониях, Дадре и Нагар-Авели, вспыхнуло восстание, Индия не дала его подавить — армию метрополии в эти анклавы попросту не пропустили. Под властью португальцев в Индии остались лишь Гоа, Диу и Даман, и Салазар решил ни за что их не отдавать.

В 1955 году Португалия затеяла процесс против Индии в Международном суде ООН, обвиняя последнюю, что та препятствует свободному сообщению между анклавами.

Процесс длился пять лет, пока наконец 12 апреля 1960 года Международный суд не вынес свой вердикт: да, португальцы имеют полное право свободно передвигаться между своими анклавами, но это право не распространяется на вооруженные силы и полицию, поэтому действия Индии в 1954 году не являются противоправными.

Решение суда не удовлетворило ни одну из сторон. И в силе оно оставалось всего полтора года: в декабре 1961-го войска Индийского Союза захватили все три колонии, вызвав глубокое возмущение США и НАТО и столь же горячее одобрение Советского Союза.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.