Позитивная психотерапия: счастлив не тот, у кого нет проблем, а тот, кто умеет их решать.

В этой статье я расскажу о Позитивной психотерапии – методе, в котором я работаю, и подходе к жизни и людям, с которым я живу каждый день. Позитивная психотерапия — это краткосрочный психотерапевтический метод, в центре которого стоит динамика личности с ее транскультурными особенностями. Метод помогает мобилизовать ресурсы человека для принятия позитивных решений. Он учит не сражаться с окружающим миром, а принимать его.

Результатом является оптимистичное и радостное восприятие себя, близких людей и жизни вообще. Безусловными достоинствами метода являются доступность для всех социальных и возрастных групп, простота языка, системный подход и краткосрочность.

История метода

Основатель метода — известный немецкий психолог, психотерапевт — Носсрат ПЕЗЕШКИАН. Родился в Персии (Иран) в 1933 году. Психотерапевтическое образование получил в Германии, Швейцарии и США. В настоящее время является доктором медицинских наук, профессором, специалистом в области психологии, психотерапии и неврологии.

Метод «Позитивная психотерапия» был создан господином Пезешкианом и его сотрудниками в Германии на основе транскультурных исследований, проводившихся более чем в 20 различных культурах. Свое широкое распространение получил с 1968 года. Название происходит от латинского слова «positum», что означает: фактическое, данное, имеющееся в наличии.

Эффективность позитивной психотерапии была убедительно доказана исследованием, проведённым в Германии в 1997 году и продемонстрировавшим высокую терапевтическую действенность этого краткосрочного метода. Это исследование было награждено Премией Ричарда-Мартина.

Прикладные области использования позитивной психотерапии не ограничиваются психотерапией и консультированием, а распространяются также на образование, тренинги по профилактике и управлению в бизнесе. Значительная доля научных изысканий сфокусирована на транскультуральных исследованиях.

Позитивную психотерапию отличает:

• позитивный взгляд на человека
• модель баланса
• четкая структурированность (5-ти ступенчатая модель терапии)

В настоящее время существует более 15 основных книг по Позитивной психотерапии, некоторые из которых были опубликованы на более чем 20 языках. Ежегодно проводятся международные конференции по позитивной психотерапии, на которых всегда присутствует основатель метода. Носсрат Пезешкиан также читает лекции и проводит семинары в самых разных странах: Германия, Австрия, Швейцария, Испания, Китай, Россия (в том числе и в нашем институте) и др.

С 1997 года позитивная психотерапия преподается в школах и университетах Германии как государственная учебная дисциплина.

В своей работе и жизни я опираюсь на такие принципы:

«Если ты ищешь человека, который протянул бы тебе руку помощи, вспомни, что у тебя уже есть две руки».

Мудрость, сконцентрированную в приведенной выше поговорке, можно более обстоятельно выразить в 12 тезисах, которые должны стать основой психотерапевтической помощи и самопомощи и развития человека.

12 тезисов позитивной психотерапии

1. ПП рассматривает человека в его физическом, психическом, социальном, культурном, историческом и духовно — религиозном измерении.

2. В процессе психотерапии я не только применяю медицинские и научно-естественные познания, но и использую психологические, психотерапевтические, психосоматические, спонтанные и эмоциональные методики.

«Лучше всего человек воспринимает ту информацию, которую видит глазами» (Восточная мудрость).

3. Использование психотерапевтом притч, увлекательных историй, пословиц, юморесок. Я вижу свою задачу в том, чтобы продемонстрировать клиентам пользу практического использования юмора, так как согласно восточной пословице:

«Юмор — это соль жизни, а долго хранится только то, что хорошо просолено».

4. Я исхожу из того, что в каждом человеке скрыты огромные, неисчерпаемые способности, возможности и шансы, которые необходимо увидеть, раскрыть и активизировать.

«Если хочешь иметь то, чего никогда не имел, делай то, чего никогда не делал».

5. К сожалению, в нашем обществе распространена следующая догматическая установка, которая часто имеет весьма тяжелые последствия: «Я не могу это сделать!» В этом предложении не хватает одного слова: «Я пока не могу это сделать!» Можно настаивать на своем утверждении, но не следует на нем засиживаться!

6. Позитивное отношение к болезни и конфликтам дает понимание того, что любое заболевание, любые трудности несут с собой новые возможности развития, которые вселяют в человека надежду.

«Человек оглядывается назад и видит, что произошедшее с ним несчастье неожиданно обернулось счастьем» (Ойген Рот).

7. Улучшение состояния клиента может быть достигнуто только постепенно. Инструмент, который понадобится при этом, называется «терпение».

«Терпение приносит розы, а нетерпение — неврозы».

8. Если приобретенные знания противоречат друг другу, если клиент хочет или ему необходимо изменить свои привычки, я укажу правильный и безболезненный путь для того, чтобы обеспечить мыслям, чувствам и поведению клиента гармоничное развитие.

«Вторая половина жизни человека состоит из тех привычек, которые он приобрел в первой половине» (Федор Достоевский).

9. Здоровье предполагает правильный баланс четырех важнейших жизненных сфер (тело/здоровье, работа/успех, контакты/семья, фантазии/будущее). Болезнь и конфликты, как правило, представляют собой нарушение этого равновесия. Терапия и умение самостоятельно выйти из сложившейся ситуации являются средствами восстановления естественного баланса.

«Тот, кто рассматривает людей такими, какие они есть, делает их хуже. Тот, кто рассматривает людей с точки зрения того, кем они могут стать, делает их лучше» (Иоганн Вольфганг Гете).

10. Человек со своими болезнями и конфликтами испытывает страх перед возможными их последствиями. Страх всегда имеет причину. Существует три вида страха:

а) страх перед реальной опасностью, угрожающей человеку в настоящий момент или в обозримом будущем;

б) страх перед ситуацией, для изменения которой у человека на данный момент нет эффективных инструментов;

в) страх, причины которого слишком глубоки, чтобы их можно было легко идентифицировать (невротические страхи).

«Страх представляет собой способность человека не оставлять свое будущее на волю случая» (Позитивная психотерапия).

11. Одно специфическое положение Позитивной психотерапии заключается в том, чтобы рассматривать здоровье отдельного человека в широком всеохватывающем измерении. Для этого необходимо учитывать не только симптомы, но и косвенные причины, истоки которых кроются в особой жизненной ситуации, окружающей среде, семье, субкультуре и культуре.

«Нет ничего сильнее той идеи, время которой уже настало» (Виктор Гюго)

12. При болезни нужно в первую очередь указать клиенту на здоровую часть его организма, которая содержит в себе ресурсы для выздоровления и из которой он может черпать способности и энергию для конструктивного сосуществования со своим заболеванием и позитивного изменения жизненной ситуации.

«Когда кто-нибудь хочет выздороветь, спроси его, готов ли он в будущем устранить из своей жизни причины своей болезни. Только тогда ты можешь помочь ему» (Сократ).

«Если ты подаришь человеку рыбу, то она утолит его голод только один раз. Если же ты научишь его ловить рыбу, то он будет сыт всегда» (Восточная мудрость).

Понятие «позитивная психотерапия» неразрывно связано с межкультурным мышлением. Если исходить из первоначального значения латинского слова «positum», то «позитивный» означает «фактический», «реальный», «имеющийся в наличии». Реально существующими являются не только болезни и нарушения, не только неудавшиеся попытки решения проблем, но также способности и возможности, присущие каждому человеку, которые могут помочь ему найти новые, иные, может быть, лучшие решения. Поэтому я стремлюсь не цепляться за привычные, шаблонные оценки конфликтов, болезней и симптомов, а попытаться их позитивно переосмыслить, увидеть их в ином свете.

Особенно важной представляется та мысль, что клиент «приносит» с собой на прием к психотерапевту не только болезнь или конфликты, но и способность преодолеть их. Задача психотерапевта — помочь ему в этом. Применяя позитивный подход, я пытаюсь вместе с клиентом найти альтернативные возможности, решения, которые до этого были за пределами его сознания. Это помогает изменить привычную позицию, усвоить модели мышления, отличные от тех, которые только осложняли конфликт.

Например, если изменил супруг или друг, возможны различные способы решения конфликта с различными последствиями. Можно восстановить «справедливость и честь» при помощи огнестрельного или холодного оружия. Можно топить свое горе в вине, одурманивать себя наркотиками, пытаясь найти забвение. Можно мстить, уехать, изменить самому. Наконец, можно — скорее бессознательно — реагировать соматически, то есть пытаться решить проблему бегством в болезнь. Но можно выбрать иной способ разрешения конфликта, например попытаться достигнуть контакта с партнером и в беседах найти сочувствие и взаимопонимание.

То же самое можно сказать и по поводу отношения к болезни. Фригидность женщины, например в значении «сексуальной холодности» или «неспособности испытывать оргазм», будет по-другому восприниматься супругами, если они примут во внимание иные, «позитивные» свойства этого явления. Одно из альтернативных толкований может быть такое: фригидность — это способность отказать себе в чувственных удовольствиях. Воздействие этого переосмысления выходит за рамки чисто формальной игры словами. Оно затрагивает как представление женщины о самой себе, то есть ее собственное «Я», так и влияние этого нарушения на супружеские отношения, облегчая путь возможного лечения. Подобное можно сказать и о других нарушениях и заболеваниях. Таким образом, для психотерапии, а также для потенциального клиента позитивный подход является побудительной причиной для переосмысления симптомов и проблем.

Примеры процесса переосмысления я нахожу в восточных историях, высказываниях, афоризмах. Прямолинейность логического мышления часто не помогает нам в преодолении трудностей и, как это ни парадоксально, еще больше запутывает решение проблемы. В противовес прямолинейности, рационализму восточные истории подсказывают неожиданные, ошеломляющие, и тем не менее вполне реальные, «позитивные» решения. Они, казалось бы, противоречат логике, но действуют подобно спасительному прыжку зверя из клетки, помогающему ему вырваться из неволи и обрести свободу.

Следующая история дает наглядное представление о том, что такое «позитивный подход».

Ситуация больного — и не только больного, испытывающего психологические трудности, — во многих отношениях похожа на ситуацию человека, который длительное время стоит на одной ноге. Через некоторое время мышцы перегруженной ноги начинает сводить судорога. Он едва удерживает равновесие. Уже болит не только нога, но и все тело. Боль становится нестерпимой, человек взывает о помощи. Окружающие пытаются всячески помочь ему. Один массирует больную ногу. Другой берется за сведенный судорогой затылок и тоже массирует его по всем правилам искусства. Третий, видя, что человек вот-вот потеряет равновесие, предлагает ему свою руку для опоры. Стоящие вокруг советуют опираться руками, чтобы было легче стоять. А один мудрый старик предлагает подумать о том, что человек, стоящий на одной ноге, может считать себя вполне счастливым по сравнению с теми, у кого вообще нет ног. Находится и такой доброжелатель, который заклинает нашего героя вообразить себя пружиной, и чем сильнее он на этом сосредоточится, тем скорее кончатся его страдания. Некий серьезный, рассудительный старец благосклонно изрекает: «Утро вечера мудренее». Наконец, появляется еще один, подходит к бедняге и спрашивает: «Почему ты стоишь на одной ноге? Выпрями другую ногу и встань на нее. У тебя же есть вторая нога».

Содержательный анализ конфликта

В своей психотерапевтической практике Носсрат Пезешкиан сделал одно наблюдение, подтверждение которому в дальнейшем находил в повседневной жизни, когда уже стал более опытным врачом-психотерапевтом: как у восточных, так и у европейских и американских пациентов имеющиеся симптомы проявляются в конфликтах, причиной которых являются регулярно повторяющиеся формы поведения. Как правило, эти нарушения вызываются отнюдь не какими-нибудь значительными событиями. Мелкие душевные раны, постоянно наносимые по самым «чувствительным» или «слабым» местам, становятся конфликтогенными. То, что с воспитательной и психотерапевтической точек зрения заключает в себе возможность конфликта и личностного роста в области морали, этики и религии, предстает как норма добродетели.

Пезешкиан и его коллеги пытались классифицировать эти формы поведения и систематизировать их в опроснике, с помощью которого можно было бы описать содержательные компоненты конфликтов и возможностей клиента в их разрешении. Эти формы поведения, которые он назвал актуальными способностями, можно разделить на две группы:

1. Ориентированные на преуспевание в деятельности психосоциальные нормы (вторичные способности): пунктуальность, аккуратность, опрятность, послушание, вежливость, искренность, верность, справедливость, усердие, бережливость, обязательность.

2. Эмоционально-ориентированные категории (первичные способности): любовь (принятие), терпение, время, доверие, контакты, нежность (сексуальность), надежда, вера (смысл жизни), сомнение (критичность мышления), уверенность в себе и стремление к единству.

Содержание актуальных способностей формируется в процессе социализации в соответствии с социально-культурной средой, а неповторимые условия индивидуального развития придают им особый отпечаток. Как жизненные принципы они становятся неотъемлемой частью образа «Я» и определяют правила, по которым человек воспринимает себя и окружающий мир и справляется с решением возникающих проблем.

Действие актуальных способностей проявляется в следующих четырех сферах:

1) через органы чувств (отношение к собственному телу);
2) через разум;
3) через традиции;
4) через интуицию и фантазию.

Жизненные принципы направляют поведение. Так, например принцип, связанный с актуальными способностями «бережливость» и «прилежание/преуспевание в деятельности», — «Если ты сэкономишь, то приобретешь, если приобретешь, то будешь кое-что значить» — оказывает влияние на сферу переживаний и действий человека: на питание, общение, отношение к собственному телу, удовольствиям, удовлетворению потребностей, профессии, партнеру, фантазии, творчеству и наконец к собственному будущему.

В сочетании с другими принципами этот принцип в значительной степени может определять индивидуальные возможности человека. «Для меня приглашать гостей — это напрасная трата денег»; «Единственное, что я ценю, — это успех по службе»; «Мои близкие мне нужны только для того, чтобы добиваться своих целей»; «Чувствительность — это вздор, сказки, забава для детей».

Жизненные принципы тесно переплетаются с чувствами и могут в случае конфликта стать причиной агрессивности и тревоги. Противоположные представления о ценностях могут привести к конфликту и тоже стать причиной агрессивности и тревоги. Например, когда один придает большое значение прилежанию/преуспеванию в деятельности, бережливости, а другой гораздо больше ценит любовь к порядку, пунктуальность, общительность, справедливость, вежливость, честность и т.п.

Каждая из этих норм, актуальных способностей, в свою очередь приобретает значимость в зависимости от жизненной ситуации и социального окружения. Эти различные оценочные ориентиры сталкиваются в человеческом общении и могут приводить к конфликтам. Так, например, «неряшливость в семейной жизни» одного может стать непреодолимой проблемой для другого, кто готов за порядок отдать полжизни. Обычно в таких случаях считается, что лучше разойтись со своим партнером, чем смириться с иными, чуждыми для себя представлениями о ценностях.

Актуальные способности имеют большое значение для позитивной психотерапии. Чтобы определить степень выносливости клиента в отношении возможных конфликтов и помочь ему проанализировать свою ситуацию, мы ориентируемся по опроснику актуальных способностей, названному дифференциально-аналитическим, сокращенно ДАО.

И уже нет необходимости говорить в общих чертах о стрессе, конфликте, заболевании, так как при помощи опросника можно установить, когда возникает данная конфликтная реакция, при каких обстоятельствах, у кого из партнеров и по какому поводу. Женщина, регулярно по вечерам испытывающая тяжелые приступы тревоги, если ее муж задерживается и приходит поздно домой, боится не только одиночества, ее состояние тревоги указывает на такую актуальную способность, как «общительность», кроме того, ее страх связан также с актуальной способностью «пунктуальность». Дифференциально-аналитический метод дает возможность более целенаправленно проанализировать условия возникновения конфликта.

В историях, мифах, притчах актуальные способности проявляются самым различным образом. Если одни истории с педагогическим, назидательным содержанием, прививают прежде всего психосоциальные нормы — послушание, вежливость и аккуратность, то другие — те же самые нормы подвергают сомнению и знакомят читателя с непривычными, зачастую чуждыми, а иногда и неприемлемыми для него принципами.

Деление актуальных способностей на вторичные, ориентированные на преуспевание в деятельности, и первичные, эмоционально-ориентированные, находит свое подтверждение в целом ряде органических исследований мозга. Они указывают на то, что оба больших полушария функционируют по двум различным программам переработки информации. Левое полушарие «заведует» логическими умозаключениями, аналитическим мышлением, вербальной коммуникацией. Иными словами, левое полушарие каким-то образом управляет вторичными способностями, ориентированными на деятельность, являясь, так сказать, областью разума и интеллекта. Правому полушарию, как правило недоминирующему, приписываются целостное мышление, образные представления и эмоциональные, случайные, менее контролируемые ассоциации. Правое полушарие управляет эмоционально-ориентированными первичными способностями и, следовательно, является областью интуиции и фантазии.

Если взять за основу эту гипотезу, то применение в психотерапии историй, мифов, притч приобретает новое значение: сознательно направляемое психотерапевтом изменение позиции клиента происходит как прокладывание пути к его интуиции и фантазии. А это очень важно в терапевтическом смысле тогда, когда один только разум с помощью рационального мышления не может справиться с возникшими проблемами. В ходе психотерапевтической работы восточные истории открывают доступ к фантазии клиента, и он учится мыслить в образах данной истории.

Ситуация из обыденной жизни может наглядно показать динамичную связь мыслей и чувств человека с его актуальными способностями.

Пятиступенчатый процесс психотерапии

Истории используются в позитивной психотерапии не произвольно, а целенаправленно, в рамках пятиступенчатого процесса терапии. Я проиллюстрирую этот процесс терапии на примере из повседневной жизни. Если нас раздражает чья-либо невежливость, мы ощущаем, внутреннее беспокойство, ругаем этого человека или обсуждаем с кем-нибудь его недостатки. Так незаметно для себя мы перестаем видеть в нем человека с его богатым внутренним миром, а замечаем только невежу и грубияна, обидевшего нас своей невоспитанностью. Мы уже не думаем о других, положительных качествах этого человека, так как отрицательные переживания легли как тень на отношение к нему. В конечном итоге мы едва ли захотим иметь с ним дело, отношения испорчены, общение ограничено. Если исходить из этой цепочки развития событий, которая может привести к психическим и психосоматическим нарушениям, Позитивная психотерапия предлагаем следующий пятиступенчатый процесс терапии:

1. Стадия дистанцирования. Следует четко определить, желательно письменно, на кого, из-за чего и когда вы рассердились или обиделись.

2. Стадия инвентаризации. С помощью дифференциально-аналитического опросника устанавливаем, в каких сферах поведения клиент и его партнер наряду с качествами, подвергавшимися критике, имеют позитивные качества. Благодаря этому мы можем избежать слишком общих оценок.

3.Стадия ситуативного ободрения. Чтобы достигнуть доверительных отношений, мы подчеркиваем отдельные, приемлемые для нас качества, которые сочетаются с отрицательными.

4. Стадия вербализации. Чтобы преодолеть молчание или вызванное конфликтом нежелание партнеров разговаривать друг с другом, мы шаг за шагом развиваем у них коммуникативные навыки. Говорим как о положительных, так и об отрицательных свойствах характера и переживаниях.

5. Стадия расширения целей. Целенаправленно разрушается невротическое сужение кругозора. Клиент учится не переносить конфликт на другие сферы поведения, а открывать для себя еще неизвестные ему, новые цели. Терапия основывается при этом на двух одновременно протекающих и тесно связанных между собой процессах: психотерапии, когда на первый план выступают отношения между психотерапевтом и клиентом, и самопомощи, когда клиент берет на себя «терапевтические» задачи, то есть становится психотерапевтом, психологом для себя и своих близких.

Арина Гриценко-Харьковская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.