Сексуальные извращения. Мнение Фрейда

У кого из нас не возникает иногда желания провести архетипический анализ фроттеризма, пронаблюдать эксгибициониста и его жертву в семейных расстановках или проследить иррациональные установки вуайеристов в рамках нарративного подхода! Если у вас такое желание не возникает, значит вы не психотерапевт. И в этом даже есть свой плюс. Для вас.

Например, вы можете обратиться к сокровищнице мировой психологии, поморщиться и не вдаваться более в детали внутреннего мира первертов. Чтобы понять, почему они такие, достаточно общих сведений. Которые сейчас появятся чуть ниже в виде черных букв на белом фоне, будьте внимательны и не отвлекайтесь!

Фрейд и его дети

По мнению Фрейда, все дети — полиморфные перверты. Мы тоже иногда так думаем, особенно когда отмываем после маленьких извращенцев обои, заляпанные протертой индейкой с картофелем и цуккини. Но Фрейд имел в виду нечто иное. По его мнению, влечение к удовольствию существуют в психике с рождения. Более того, на теле ребенка постепенно локализуются эрогенные зоны, сменяющие друг друга. Естественно, маленький ребенок не осознает своего тела, открывая его постепенно. Так как питание — основная забота младенца до года, то и эрогенной зоной становится рот

Далее, обретая способность ходить, человек сталкивается с необходимостью время от времени сидеть на горшке. И зона получения удовольствия смещается в область ануса. На фаллической стадии дети внезапно открывают различие между полами и вступают в фазу эдипова конфликта, где полем битвы становятся отношения с родителями. Все еще читаете?

Ну ладно… Если процесс протекает без сбоев. то человек, вырастая, приходит к выводу, что секс в приемлемой обществом форме — весьма приятное занятие. Но если случается фиксация на какой-то стадии развития и/или эрогенной зоне, то можно приветствовать начало перверсии. Особую роль Фрейд и его последователи отводили страху кастрации. который, по их мнению, возникает на фаллической стадии и присутствует как у мужчин, так и у женщин. Этот страх, согласно классическому психоанализу, и становится основой большинства сексуальных извращений, оставаясь при этом неосознаваемым врагом нормальной сексуальности.

Решили как-то молодые ученые проверить, что сильнее: голод или сексуальное влечение. В одну комнату положили корм, в другой привязали собаку Жучку. Перед подопытными псами открывали обе двери одновременно, и все собаки не колеблясь шли к миске. Докладывают академику Павлову о результатах: голод, мол, сильнее. На что старик сказал всего два слова: — Смените суку!

Домыслы Фрейда не давали покоя многим исследователям, некоторые из них решили отринуть бессознательное как факт и сделали ставку на рефлексы. Гуру направления стал известный любитель собак академик Павлов. Идея бихевиористов (от англ. behavior — поведение) проста: когда-то человек испытал возбуждение, и в этот самый момент приключилось нечто, что слилось с сексуальным влечением в условно-рефлекторную связь. Провели даже проверочную работу: группе товарищей показывали изображение обнаженной девицы и фиксировали датчиками скорость эрекции, а потом кадры с девицей сменяли фотографией сапог на высоком каблуке.

Через некоторое количество повторов — вуаля! — девица оказалась не нужна, для достижения эффекта достаточно было показать сапоги. Как жилось испытуемым дальше, бихевиористы не сообщили, зато предложили лечить извращения простым и жестоким способом — взять ситуацию, в которой перверту особенно хорошо, и сделать ему в этот момент очень плохо. Так рефлекс и угаснет.

Екатерина Кривенко



Добавить комментарий